Статья

Как санкции против российской финансовой системы и девальвация рубля повлияют на экономику Узбекистана?

Что может ждать трудовых мигрантов из Узбекистана в России? Какие меры может предпринять правительство для борьбы с последствиями возможного кризиса? Издание «Газета.uz» спросила мнение экономистов по этим и другим вопросам.

В связи с началом Россией военных действий в Украине Европейский союз, США, Великобритания и многие другие страны объявили о санкциях против РФ, в том числе против Центрального банка, крупнейших коммерческих банков и компаний. За последние дни обрушился курс рубля, ЕС и США закрыли воздушное пространство для российских авиакомпаний, начался отток иностранного капитала из российских активов, акции российских компаний резко упали, в стране введены разные экономические ограничения.

«Газета.uz» спросила экономистов о возможном влиянии санкций против России и девальвации рубля на экономику Узбекистана, проблемах, с которыми трудовые мигранты из Узбекистана могут столкнуться в условиях ожидаемого кризиса, и мерах, которые нужно предпринять для смягчения его последствий.

Как санкции, введённые в отношении российских банков, повлияют на экономику или банковскую систему Узбекистана?

Отабек Бакиров, финансист, автор Telegram-канала bakiroo:

Банковская система Узбекистана намного более автономна от банковской системы России по сравнению с Казахстаном, Кыргызстаном или даже Украиной. Зависимость банков Узбекистана от российских банков в основном обусловлена платежами, клиринговыми гарантиями и торговым финансированием. Но это больше технические проблемы, а не финансовые, и решение тоже требует технического вмешательства. Обеспокоенность узбекистанских банков в эти дни связана с операциями клиентов и корреспонденцией.

Ботир Кобилов, экономист, автор Telegram-канала Uzbekonomics:

Экономика Узбекистана сильно зависит от денежных переводов из-за пределов страны, особенно из РФ. Только в 2021 году денежные переводы трудовых мигрантов, работающих в России, в Узбекистан должны были достичь 7,6 млрд долларов. Это почти 12% ВВП страны. Это очень большая цифра. Это условное сокращение денежного потока на 20−30% (если оно не будет покрываться другими источниками) окажет негативное влияние на экономику нашей страны.

Миркомил Холбоев, экономист, автор Telegram-канала Mirkonomika:

Понятно, что санкции против России приведут к кризису [в России]. Это можно увидеть только по изменению курса рубля. Говорят, что в банках или на чёрном рынке обменный курс поднялся до 200 рублей за доллар. Какие тревожные последствия это может иметь для нашей экономики?

Во-первых, эффект будет заметен по нескольким каналам. Одним из наиболее ощутимых эффектов являются денежные переводы мигрантов. Санкции против России вызовут обесценивание рубля, что само по себе приведёт к снижению долларовых доходов наших мигрантов. Например, если рубль обесценился на 50%, это означает, что доходы мигрантов в долларах упали на 50% по сравнению с предыдущим месяцем. Если такая ситуация сохранится, узбекистанцам будет относительно легче работать в Узбекистане, чем в России. Также могу сказать, что отключение России от SWIFT затруднит перевод денег.

Кроме того, кризис в России приведёт к сокращению совокупного спроса. Это само по себе ведёт к росту безработицы. Другими словами, помимо снижения доходов, наши мигранты подвергаются повышенному риску потерять работу.

Как может сказаться на узбекистанцах девальвация рубля?

Отабек Бакиров:

Рядовые узбекистанцы как потребители ощутят это, прежде всего, через товары народного потребления. Соседние транзитные страны играют важную роль в импорте основных продуктов питания, таких как мука, пшеница, растительное масло, мясо, металлопрокат и древесина. К сожалению, эта война приведёт к удорожанию логистики, которая и без того становится все более сложной и дорогой.

За агрессию против Украины из своего кармана приходится платить не только простым украинцам или россиянам, но и всему миру, в том числе и узбекистанцам. Как мы уже неоднократно говорили, война делает бедными всех.

Ботир Кобилов:

Если мы посмотрим на структуру общих доходов населения, то увидим, что денежные переводы из-за пределов страны составляют около 15−16% от всех доходов населения.

Если рассматривать отдельные регионы, то в 2021 году, например, в Хорезме 27,1%, Самарканде — 25,3%, Андижане — 22,2% и Сурхандарье — 21,6% общего дохода населения формировалось за счёт денежных переводов из-за рубежа, в частности, из России. Как видите, большая часть доходов населения этих регионов и страны в целом зависит от дохода, полученного в России и в рублях.

В результате девальвации рубля, снижения общей экономической активности в Российской Федерации, естественно, снизятся доходы населения в регионах.

Миркомил Холбоев:

Россия является одним из двух наших крупнейших торговых партнёров. Если не ошибаюсь, на Россию приходится 20% внешнеторгового оборота [Узбекистана]. Это очень большая цифра. В результате девальвации рубля в период кризиса наша продукция будет дорожать на российском рынке. Я думаю, что часть нашей продукции может уйти с российского рынка.

С одной стороны, снижение совокупного спроса [в России] может негативно сказаться на нашем экспорте за счёт снижения спроса на нашу продукцию, то есть на импортную продукцию. Но, с другой стороны, есть вероятность того, что импортируемые из России товары будут поступать на наш рынок дешевле.

Кризис в России может стать более сильным ударом, особенно для наших регионов с низкими доходами на душу населения. Это связано с тем, что большинство трудовых мигрантов имеют низкую квалификацию, не говорят на иностранных языках, вернее, не знают других языков, кроме русского, большая их часть работает в России. Это может оказать серьёзное влияние, скажем, на общий уровень доходов этих регионов.

Например, доля денежных переводов из-за рубежа в общем объёме доходов Сурхандарьинской области составляет около 20%. Сокращение денежных переводов из России из-за девальвации рубля и роста безработицы отразится на общем уровне доходов региона.

Если война продолжится, как это отразится на экономике Узбекистана?

Отабек Бакиров:

Это зависит от того, как долго продлится война. Если перемирие не будет достигнуто в ближайшее время, это будет иметь трагические последствия как для нашего второго торгового партнёра — России, так и для нашего седьмого торгового партнёра — украинской экономики.

Мы живём в глобальном мире, и ситуация в экономике наших торговых партнёров не может обойти нас стороной. В узбекской экономике это, в первую очередь, связано с падением экспорта, прекращением денежных переводов, снижением экономической активности, ростом инфляции.

Ботир Кобилов:

Падение экономической активности в России, отток иностранного капитала, отсутствие притока нового капитала, сокращение существующих и новых рабочих мест также окажут негативное влияние на Узбекистан.

Помимо вышеупомянутых ВВП и доходов, мы видим ситуацию, которая вызывает беспокойство и в отношении населения страны. Не менее 20% нашего трудоспособного населения работает в России. В 2021 году в России было официально зарегистрировано около 4 миллионов наших соотечественников. Это число можно считать несколько консервативным.

Население Узбекистана, находящееся в трудоспособном возрасте, составляет 20 миллионов человек. То есть не менее 20% нашего трудоспособного населения получает прямой доход в рублях. Это очень, очень большое количество. Для сравнения, количество работающих в государственном секторе Узбекистана составляет около 2,6 миллиона человек.

Миркомил Холбоев:

Трудно сделать однозначный вывод, как в целом продолжение войны повлияет на наши экономические показатели к концу года. Но негативное воздействие неизбежно. Естественно, что макроэкономические прогнозы оказывают существенное влияние на другие показатели, включая экономический рост, инфляцию или уровень безработицы. Но что касается его масштаба, я не смогу сейчас сделать прогноз, если честно.

Какие меры, по вашему мнению, должен предпринять Узбекистан против негативных последствий войны? Для помощи мигрантам в России?

Отабек Бакиров:

Об этом, в первую очередь, больше должно думать правительство… Уже разрабатываются меры для смягчения негативных последствий войны. Естественно, исходя из ситуации придётся вносить изменения в планы, доходы и расходы бюджета, утверждённые в начале года. Наряду со стандартными мерами по защите нашей национальной валюты и экономических интересов (повышение основной ставки Центрального банка, ужесточение монетарных условий, стабилизация курса сума) потребуются нестандартные действия.

Так как наши мигранты по-прежнему находятся в очень тяжёлом положении, например, необходимо принять меры для снижения высокого риска и потерь денежных переводов. Нельзя считать нормальным тот факт, что в условиях чрезмерной волатильности рубля все потери в переводах российские банки возложили на мигрантов. Наш банк в РоссииAsia-Invest Bank имеет систему переводов «АзияЭкспресс». Например, могут быть приняты меры для облегчения использования этой системы узбекистанскими мигрантами.

Ботир Кобилов:

Если подумать, что делать, правда в том, что наша экономика не создала достаточно рабочих мест для растущего населения за эти годы. Когда мы говорим о рабочих местах, совершенно неправильно подразумевать только государственный сектор, наоборот, даже если создание рабочих мест является высокой целью, нецелесообразно наращивать мыльный пузырь аппарата государственного учреждения (например, путём создания должности помощника помощника).

Необходимо резко снизить роль государства, которая всё ещё велика в экономике, и создать благоприятную среду для активного роста частного сектора. Нам нужно вернуть на повестку дня эти важные структурные реформы: если мы откажемся от командной экономики через институциональные, административные реформы, верховенство права и социальную безопасность, то мы создадим благоприятную среду для создания рабочих мест в частном секторе.

Миркомил Холбоев:

Думаю, что должно быть очень сложно смягчить последствия нынешнего кризиса в короткие сроки. Сложно что-то сказать. Центробанк может вновь повысить основную ставку из-за усиления давления на сум. Это может повлиять на совокупный спрос и безработицу, тем самым, естественно, — на доходы людей. Поэтому, на мой взгляд, сейчас очень сложно подобрать оптимальную политику. Потому что под воздействием внешних факторов кризис ещё может нанести нашей экономике как минимум достаточный ущерб в краткосрочной перспективе.

Что бы вы посоветовали трудовым мигрантам в России?

Отабек Бакиров:

В первую очередь, не рекомендую соотечественникам планировать выезд в Россию или даже в Казахстан в качестве трудовых мигрантов, пока ситуация не стабилизируется. В обеих странах в результате санкций вырастет безработица, а долларовый эквивалент заработной платы резко упадёт.

Я не знаю, возможно, нужно минимум до конца года снизить социальный налог в таких сферах, как строительство, торговля, общепит, сельское хозяйство, в которых больше всего требуются рабочие руки. Повторюсь, нужно упростить администрирование сферы такси, которая даёт больше всего рабочих мест.

Наши соотечественники в России, прежде всего, не должны принимать поспешных решений. Будь то денежный перевод, смена работы или возвращение на родину. Нужно семь раз отмерить и только потом отрезать. Принятие основных решений лучше оставить до стабилизации ситуации.

Миркомил Холбоев:

Советую планирующим ехать в Россию не торопиться. Я слышу от некоторых своих знакомых, что они собирались ехать в Россию в марте или в начале марта. Я бы посоветовал им не ехать, а трудовым мигрантам в России — не делать денежные переводы, хотя бы временно.

В среду стало известно, что президент Шавкат Мирзиёев поручил Кабинету министров подготовить план мер по смягчению негативных социально-экономических последствий «с учётом складывающейся ситуации в отдельных ключевых странах-торговых партнёрах Узбекистана».

Газета.uz

Навигация