Статья

Они покинули свои дома в Центральной Азии, чтобы воевать против немецкой армии. Позже, одетых в лохмотья, их взяли в плен и отвезли в концентрационный лагерь в Нидерландах. Немногие из ныне живущих помнят о 101 узбеке, убитом в лесу неподалеку от голландского Амерсфорта в 1942 году. Память о них могла бы быть стерта окончательно, если бы не один дотошный голландский журналист.

Каждую весну сотни голландцев — мужчин и женщин, молодых и пожилых — собираются в лесу рядом с городом Амерсфорт, что недалеко от Утрехта.

Здесь они зажигают свечи в память о 101 советском солдате, которые были расстреляны нацистами на этом месте, а после забыты более чем на полвека.

Эта история всплыла 18 лет назад, когда голландский журналист Ремко Рейдинг вернулся в Амерсфорт после нескольких лет работы в России. От друга он услышал о советском военном кладбище, находящемся неподалеку.

«Я был удивлен, потому что никогда до этого не слышал про него. — рассказывает Рейдинг. — Я съездил на кладбище и стал искать свидетелей и собирать материалы по архивам».

Выяснилось, что на этом месте были похоронены 865 советских солдат. Все, кроме 101 солдата, были привезены из Германии или других регионов Голландии.

Однако 101 солдат — все безымянные — был расстрелян в самом Амерсфорте.

Их взяли в плен под Смоленском в первые недели после вторжения Германии на территорию Советского Союза и отправили в оккупированную нацистами Голландию для пропагандистских целей.

«Они специально отобрали пленных с азиатской внешностью, чтобы показать их голландцам, сопротивлявшимся нацистским идеям, — говорит Рейдинг. — Они называли их untermenschen — недочеловеками — надеясь, что как только голландцы увидят, как выглядят советские граждане, они присоединятся к немцам».

Коммендант лагеря Карл Петер Берг был расстрелян в 1949 году

В концлагере Амерсфорта немцы держали голландских коммунистов — именно их мнение о советских людях надеялись изменить нацисты. Их держали там с августа 1941 года вместе с местными евреями, откуда их всех должны были переправить в другие лагеря.

Но план не сработал.

91-летний Хенк Брукхаузен — один из немногих оставшихся в живых свидетелей. Он вспоминает, как, будучи подростком, наблюдал за прибывшими в город советскими пленными.

«Когда я закрываю глаза, я вижу их лица, — рассказывает он. — Одетые в лохмотья, они даже не выглядели как солдаты. Можно было увидеть только их лица».

Хенк Брукзаузен — один из немногих свидетелей, кто видел узбекских военнопленных

«Нацисты провели их по главной улице, выставляя напоказ, от вокзала до самого концлагеря. Они были слабые и маленькие, их ноги были обернуты в старые тряпки. Некоторые из них еле держались на ногах, их поддерживали идущие рядом товарищи», — продолжает Брукхаузен.

Некоторые пленные обменивались взглядом с прохожими и жестами показывали, что они голодны.

«Мы принесли немного воды и хлеба для них, — вспоминает Брукхаузен. — Но нацисты выбивали все из наших рук. Они не разрешали нам помогать им».

Брукхаузен больше никогда не видел этих пленных и не знал, что с ними случилось в концлагере.

Рейдинг начал собирать материалы по голландским архивам.

Он обнаружил, что в основном это были пленные узбеки. Руководство лагеря не знало об этом до тех пор, пока не приехал говорящий по-русски офицер войск СС и не начал их допрашивать.

Переводчик Эрнст Алшер выучил русский язык в Польше

Большинство из них, по словам Рейдинга, были из Самарканда. «Возможно, некоторые из них были казахами, киргизами или башкирами, но большинство были узбеками», — уточняет он.

Рейдинг также выяснил, что к пленным из Средней Азии относились в лагере хуже, чем ко всем остальным.

«Первые три дня в лагере узбеков держали без еды, под открытым небом, на территории, огражденной колючей проволокой», — рассказывает журналист.

«Немецкая съемочная группа готовилась заснять момент, когда эти «варвары и недочеловеки» начнут драться за еду. Эту сцену нужно было заснять для пропаганды», — объясняет Рейдинг.

«Нацисты кидают буханку хлеба голодным узбекам. К их удивлению, один из пленных спокойно берет буханку и ложкой делит ее на равные части. Другие терпеливо ждут. Никто не дерется. Потом они делят поровну куски хлеба. Нацисты разочарованы», — рассказывает журналист.

Ремко Рейдинг нашел родственников 200 из 865 советских солдат, похороненных в Амерсфорте

Но худшее для пленных было впереди.

«Узбекам выдавали по половине порции, которую получали другие пленные. Если кто-то пытался с ними поделиться, в наказание весь лагерь оставался без еды», — рассказывает узбекский историк Баходир Узаков. Он живет в голландском городе Гауда и тоже занимается историей лагеря в Амерсфорте.

«Когда узбеки ели остатки и картофельную кожуру, нацисты избивали их за то, что они едят корм для свиней», — говорит он.

Из признаний лагерных охранников и воспоминаний самих пленных, которые Рейдинг нашел в архивах, он узнал, что узбеков постоянно избивали и давали им выполнять самые худшие лагерные работы — например, перетаскивание тяжелых кирпичей, песка или бревен в мороз.

Архивные данные стали основой для написанной Рейдингом книги «Дитя поля Славы».

Одна из самых шокирующих историй, обнаруженных Рейдингом, — о лагерном враче, голландце Николасе ван Ньювенхаузене.

Когда двое узбеков погибли, он приказал другим пленным обезглавить их и варить их черепа, пока те не станут чистыми, рассказывает Рейдинг.

Доктор Николас ван Ньювенхаузен был приговорен после войны к 20-летнему заключению, но отсидел 10 лет

«Врач держал эти черепа на своем письменном столе для изучения. Какое безумие!» — говорит Рейдинг.

Страдавшие от голода и изнеможения, узбеки стали есть крыс, мышей и растения. 24 из них не пережили суровую зиму 1941 года. Остальные 77 перестали быть нужны, когда ослабели настолько, что не могли больше работать.

Ранним утром в апреле 1942 года пленным было сказано, что их перевезут в другой лагерь на юг Франции, где им будет теплее.

На самом деле их отвезли в ближайший лес, где расстреляли и захоронили в общей могиле.

«Некоторые из них плакали, другие взялись за руки и смотрели в лицо своей смерти. Тех, кто попытался бежать, немецкие солдаты догоняли и расстреливали», — говорит Рейдинг, ссылаясь на воспоминания лагерных охранников и водителей, которые были свидетелями расстрела.

В первых двух рядах неизвестных могил похоронены узбеки

«Представьте, вы находитесь в 5 тысячах километров от дома, где муэдзин созывает всех на молитву, где ветер кружит песок и пыль на рыночной площади и где улицы наполнены ароматом пряностей. Вы не знаете языка чужестранцев, а они не знают вашего. И вы не понимаете, почему эти люди обращаются с вами как с животным».

Информации, которая помогла бы идентифицировать этих пленных, очень мало. Нацисты сожгли лагерный архив перед отступлением в мае 1945 года.

Сохранилась только одна фотография, на которой запечатлены двое мужчин — ни один из них не назван по имени.

Вот та самая фотография военнопленных-узбеков. Имена людей на снимке неизвестны

Из девяти нарисованных от руки голландским пленным портретов только на двух подписаны имена.

«Имена написаны неправильно, но по звучанию они похожи на узбекские», — говорит Рейдинг.

«Одно имя написано как Кадиру Кзатам, другое как Муратов Зайер. Скорее всего, первое имя — Кадыров Хатам, а второе — Муратов Заир».

Хатам Кадыров и Заир Муратов

Я сразу же узнаю узбекские имена и азиатские лица. Сросшиеся брови, нежные глаза и черты лица полукровок — все это считается красивым в моей стране.

Это портреты молодых мужчин, на вид им чуть больше 20, может и меньше.

Вероятно, их матери уже подыскивали им подходящих невест, а их отцы уже купили теленка для свадебного пиршества. Но тут началась война.

Мне приходит на ум, что среди них могли быть и мои родственники. Два моих двоюродных дедушки и дедушка моей жены не вернулись с войны.

Иногда мне говорили, что мои двоюродные дедушки женились на немках и решили остаться в Европе. Эту историю наши бабушки сочинили для собственного успокоения.

Из 1,4 млн воевавших узбеков треть не вернулись с войны и по меньшей мере 100 тысяч до сих пор считаются пропавшими без вести.

Еще один рисунок, запечатлевший Хатама Кадырова (слева) и неназванного пленника, возможно Заира Муратова

Почему расстрелянные в Амерсфорте узбекские солдаты так и не были опознаны, кроме тех двоих, чьи имена известны?

Одна из причин — Холодная война, быстро пришедшая на смену Второй мировой и превратившая Западную Европу и СССР в идеологических врагов.

Другая — решение Узбекистана забыть о советском прошлом после обретения независимости в 1991 году. Ветераны войны больше не считались героями. Памятник семье, усыновившей 14 детей, потерявших родителей во время войны, был убран с площади в центре Ташкента. Правда, новый президент страны обещает вернуть его обратно.

Проще говоря, поиск пропавших несколько десятилетий назад солдат не входил в приоритеты узбекского правительства.

Убитых узбеков перенесли сначала из братской могилы на кладбище, а затем на специальное захоронение советских военнопленных

Но Рейдинг не сдается: он думает, что сможет найти имена расстрелянных в узбекских архивах.

«Документы советских солдат — оставшихся в живых или тех, о чьих смертях у советской власти не было информации, были отправлены в местные отделения КГБ. Скорее всего, имена 101 узбекского солдата хранятся в архивах в Узбекистане», — говорит Рейдинг.

«Если я получу к ним доступ, я смогу найти хотя бы некоторые из них», — уверен Ремко Рейдинг.

Источник: www.bbc.com

 

 

Оставьте комментарий

Навигация